Возмещение ущерба третьим лицам

 "Значение института мер по обеспечению иска состоит в том, что защищаются права истца на тот случай, когда ответчик действует недобросовестно или когда непринятие мер может затруднить или повлечь невозможность исполнения судебного решения." С другой стороны, необоснованное применение мер по обеспечению иска может причинить вред интересам ответчика и других лиц, участвующих в деле. Кроме того, если истец и ответчик действуют в общих интересах, подавая фиктивный иск, с целью причинить вред третьему лицу(например, осуществляя рейдерский захват юр. лица), то законодательство не предоставляет возможности возмещения убытков и фактически лишает защиты третьих лиц от таких действий. Достаточно внимательно прочитать ст. 146 ГПК РФ, в которой дословно сказано, что возместить убытки, причиненные обеспечением иска, можно только ответчику. Суды скрупулезно руководствуются данной нормой ГПК. При этом, принимая незаконные обеспечительные меры в отношении третьих лиц, часто не участвующих даже в деле и не заявляющих самостоятельных требований, — нарушают права и интересы этих лиц, при этом сами ни за что не отвечают. Возникающие убытки третьим лицам практически невозможно возместить, поскольку закон защищает только ответчика. Предъявить претензии материального характера к судьям, выносившим незаконные решения, не позволяет законодательство. Да и сам процесс доказывания незаконности действия судей — довольно сложная и хлопотная процедура, занимающая длительное время. За это время юридическое лицо может быть или захвачено, или обанкрочено. Закон не защищает третьих лиц, в отношении которых приняты незаконные обеспечительные меры, а ст. 146 ГПК РФ — не рабочая и требует срочной корректировки! Эти выводы подтверждаются судебной практикой.

В свое время по схожему вопросу высказался Конституционный Суд РФ. Он вынес Постановление от 14 февраля 2002 г. N 4-П«По делу о проверке конституционности статьи 140 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Б. Фишер». При этом Суд частично разъяснил существующий пробел законодательства, ограничившись лишь рамками поставленного перед Судом г-кой Л.Б. Фишер вопроса о конституционности принятия мер обеспечения иска по ходатайству прокурора в отношении ответчика и возмещения истцом возможных для ответчика убытков по правилам, установленным статьей 140 ГПК РСФСР.

Суд установил, что предусмотрено возмещение ответчику убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, допущенными по ходатайству прокурора при условии, что оно подтверждено волеизъявлением истца. Если меры по обеспечению иска принимаются по инициативе прокурора и его ходатайство подтверждено истцом, обеспечение убытков и их возмещение возможно также лишь за счет имущества истца, поскольку прокурор не связан с ответчиком спорным материальным правоотношением, его участие в гражданском процессе производно от функции прокуратуры Российской Федерации по надзору от имени государства за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации(пункты 1 и 3 статьи 1 Федерального закона«О прокуратуре Российской Федерации»), и, кроме того, меры по обеспечению иска принимаются не по постановлению прокурора, а по судебному определению.

Суд установил, что правила части второй ст. 140 ГПК РСФСР, исходя из принципов диспозитивности, состязательности и равноправия сторон в гражданском судопроизводстве, должны применяться не только в случаях, когда гражданское дело завершается решением об отказе в иске, но и в случаях прекращения производства по делу(ст. 219 ГПК РСФСР), обусловленного волеизъявлением истца, необоснованно предъявившего иск к ответчику.

По смыслу приведенных норм Конституции РФ и международного права истец и ответчик в равной мере обладают правом на судебную защиту. Это означает, в частности, что ответчику, как равноправной с истцом стороне в гражданском процессе, должна быть гарантирована возможность защиты его прав при применении мер по обеспечению иска. В противном случае еще до подтверждения судебным решением права истца на предмет спора ответчик при необоснованном заявлении к нему требования об обеспечении иска может оказаться в неблагоприятном по сравнению с истцом положении, поскольку принятие мер по обеспечению иска связано с материально-правовыми ограничениями и возможными убытками. Следует заметить, что Постановление от 14 февраля 2002 г. и положения ст. 146 ГПК РФ не действуют и в отношении защиты третьего лица от убытков, к которому применены меры по обеспечению иска по ходатайству истца или ответчика.

Этот вывод подтверждается сложившейся судебной практикой, отсутствием со стороны судов вышестоящих инстанций разъяснений по поводу применения ст. 146 ГПК РФ судами в отношении защиты третьих лиц, к которым применены незаконные обеспечительные меры по ходатайству истца или ответчика. Вопрос возмещения убытков, причиненных обеспечительными мерами третьим лицам в нормативных актах, вообще не урегулирован. То есть принять обеспечительные меры в отношении третьего лица можно, нанести ущерб ему можно, а возместить убытки можно только ответчику(ст. 146 ГПК РФ)?! Отсутствие таких норм приводит к тому, что суды произвольно и на свое личное усмотрение выносят определения(которые часто невозможно даже исполнить) по обеспечительным мерам, тем самым парализуя на длительное время деятельность юридических лиц, оспорить которые не представляется возможным.

Убытки возместить не удалось! Производственное предприятие ОАО«Мособлпроммонтаж»(«МОПМ») даже и не подозревало, что у него все арестовано! Незаконный арест был снят только через 2 года.

Осуществляя рейдерскую атаку на предприятие, в январе 2005 г. был подан иск в Щелковский городской суд Московской области гражданином М. о понуждении заключения договора с г-ном Б. с одновременным ходатайством по обеспечительным мерам в отношении третьего лица — ОАО«МОПМ», расположенного в г. Воскресенске. Иск был принят, и судьей Н. Чистовой были определены обеспечительные меры в отношении третьего лица, не участвовавшего в деле.

Истец М. заявил ходатайство об аресте недвижимого имущества, земельных участков, всего производственного комплекса«МОПМ». При этом обеспечительные меры не были связаны с исковым заявлением, предметом которого является понуждение ответчика Б. заключить договор купли-продажи с истцом М. Эти меры длительное время препятствовали законной экономической деятельности ОАО«МОПМ» и нанесли ему убытки, в том числе и в виде неполученных доходов, которые общество получило бы при обычных условиях гражданского оборота. Было нарушено право пользования и распоряжения имуществом. Истец и суд фактически незаконно вмешались в вопросы организационной и хозяйственной деятельности акционерного общества.

Обществом была подана частная жалоба, удовлетворено ходатайство о вступлении в дело третьим лицом. Впоследствии заявленные обеспечительные меры были признаны тем же судом(судья В. Бессмертных) несоразмерными и несоотносимыми в соответствии со ст. 140, ч. 1 и ч. 3, ГПК РФ. За незаконное и необоснованное принятие обеспечительных мер судья Н. Чистова лишилась своих полномочий. Как следует из письма квалификационной коллегии судей Московского областного суда, она уволена приказом от 24 апреля 2006 г. N 4-22/236«по истечении срока полномочий». При этом руководство областного суда не усмотрело оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности судей Московского областного суда(кассационной инстанции), которые длительное время санкционировали незаконные обеспечительные меры.

Так, судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе председательствующей Л.М. Зубовой, Т.А. Васильевой, В.В. Пантелеевой 16 марта 2005 г. отказала в удовлетворении жалобы ОАО«МОПМ» по делу N 33-2469 на определение по аресту недвижимого имущества предприятия с формулировкой:«…коллегия не находит оснований к отмене обжалуемого определения об обеспечительных мерах, поскольку непринятие этих мер по аресту всего недвижимого имущества завода затруднит и сделает невозможным исполнение решения суда по принуждению заключить договор на покупку акций(двух физ. лиц?!) и поэтому является гарантией будущего решения суда. А доводы общества, что несколько миллионов долларов несоразмерны двум миллионам рублей и при арестованном имуществе ни один банк не даст кредит, коллегия судей считает неубедительными. Поэтому определение Щелковского городского суда о наложении обеспечительных мер коллегия Московского областного суда оставляет без изменения»(?!).

Далее, когда Щелковский суд вынес Определение от 25 апреля 2005 г. об отказе в иске и снятии обеспечительных мер, то эта же коллегия в составе председательствующей Л.М. Зубовой, Т.А. Васильевой, Л.Н. Шиян 26 мая 2005 г. удовлетворила жалобу физ. лица и возвратила дело в Щелковский суд, оставив арест имущества предприятия в силе.

Все доводы представителей предприятия о нарушениях норм материального и процессуального права в судах кассационной инстанции остались незамеченными.

Обращения в квалификационные коллегии: Высшую квалификационную коллегию судей РФ(N 68 от 14.02.2005), квалификационную коллегию судей Московской области(N 67 от 14.02.2005), квалификационную коллегию судей г. Москвы — положительных результатов не давали. Лишь при новом рассмотрении дела 15.05.2006 обеспечительные меры все же были отменены уже другим судьей Щелковского суда после тщательного изучения материалов дела 08.10.2006. И лишь только в надзорной инстанции удалось оспорить незаконные решения.

Президиум Московского областного суда вынес Постановление от 18.10.2006 N 640. Он признал выводы кассационной инстанции«…незаконными и необоснованными, поскольку они противоречат п. 3 ст. 140 ГПК РФ; механизм применения мер по обеспечению иска использован незаконно; права акционеров и общества продолжают нарушаться; ущемляются права третьих лиц; заявление М. о принятии обеспечительных мер удовлетворению не подлежит как не основанное на праве».

Следуя логике, ОАО«МОПМ»(третье лицо) обратилось с иском в Щелковский суд на основании ст. 146 ГПК РФ с требованием возмещения убытков, причиненных обеспечительными мерами по ходатайству истца в отношении третьего лица. В иске было отказано по основаниям той же ст. 146 ГПК РФ, поскольку в данной статье речь идет только об истце и ответчике и там ничего не говорится о третьем лице:«…ответчик после вступления в законную силу решения суда, которым в иске отказано, вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца». Кассационная инстанция Мособлсуда оставила в силе данное решение.

Из глубинки возможен даже арест ЦБ РФ!?

Практика показывает, что суды могут вынести совершенно абсурдные решения по обеспечительным мерам в отношении третьих лиц, но претензии предъявить на основании ст. 146 ГПК РФ практически невозможно. Это видно из следующего примера. 5 мая 2004 г. П. и ООО«КБ „Содбизнесбанк“ заключили между собой договор банковского вклада(до востребования в рублях). Согласно договору банк открывает на имя П. лицевой счет в рублях Российской Федерации и обязуется ежегодно начислять вкладчику проценты на сумму остатков на счете, по первому требованию вкладчика выдать сумму, находящуюся на счете. Центральным банком РФ были изданы Приказы 12.05.2004 N ОД-337 об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у ООО „КБ „Содбизнесбанк“ и N ОД-339 о назначении временной администрации по управлению ООО „КБ „Содбизнесбанк“ в связи с отзывом лицензии. 17 мая 2004 г. П. обратилась в Зеленогорский суд Курортного района города Санкт-Петербурга с иском к ООО „КБ „Содбизнесбанк“ о защите прав потребителей. В обоснование иска П. указала, что она обратилась в ООО „КБ „Содбизнесбанк“ с требованием выдать денежные средства, находящиеся на ее лицевом счете в банке. В ответ на это требование ответчик письменно сообщил ей, что не может выполнить свои обязательства по договору банковского вклада, поскольку Центральный банк РФ своими Приказами от 12 мая 2004 г. N ОД-337 и N ОД-339 запретил ООО „КБ „Содбизнесбанк“ производить любые операции по вкладам.

П. просила восстановить ее права потребителя путем: признания недействительными Приказов Центрального банка РФ от 12 мая 2004 г. N ОД-337 и N ОД-339; признания незаконным назначения и деятельности временной администрации; обязания ответчика надлежащим образом исполнить условия договора банковского вклада от 5 мая 2004 г., начислить в соответствии с условиями договора проценты за пользование денежными средствами и выдать ей требуемую сумму. Кроме того, П. просила взыскать с ответчика в ее пользу моральный вред в размере 100 000 рублей.

Одновременно П. заявила ходатайство о принятии мер по обеспечению иска, а именно: приостановлении действия Приказов ЦБ РФ от 12 мая 2004 г. N ОД-337 и N ОД-339; запрещении исполнительным органам ООО „КБ „Содбизнесбанк“(правление, председатель правления) не осуществлять деятельность ООО „КБ „Содбизнесбанк“ в полном объеме, предусмотренном лицензией на осуществление банковских операций; запрещении Центральному банку РФ, органам и должностным лицам Центрального банка РФ, включая временную администрацию, чинить препятствия исполнительным органам ООО „КБ „Содбизнесбанк“ в исполнении своих обязанностей, препятствовать исполнительным органам ООО „КБ „Содбизнесбанк“ в осуществлении ими банковской деятельности.

Определением судьи Зеленогорского суда Курортного района Санкт-Петербурга Белюсовой Г.Н. от 17 мая 2004 г. вынесено Определение о принятии мер по обеспечению иска П., которым было: приостановлено действие Приказов Центрального банка РФ от 12 мая 2004 г. N ОД-337 и N ОД-339; запрещено исполнительным органам ООО«КБ „Содбизнесбанк“ не осуществлять деятельность ООО«КБ „Содбизнесбанк“ в полном объеме, предусмотренном лицензией; запрещено Центральному банку РФ, органам и должностным лицам Центрального банка РФ, включая временную администрацию, чинить препятствия исполнительным органам ООО«КБ „Содбизнесбанк“ в исполнении своих обязанностей, препятствовать исполнительным органам ООО«КБ„Содбизнесбанк“ в осуществлении ими банковской деятельности.

Хотя совершенно недопустимо применение обеспечительных мер в отношении лиц, не участвующих в деле(ЦБ РФ), и меры, принятые в отношении третьего лица(ЦБ РФ), абсурдны, грубо нарушают нормы ГПК РФ, арест произошел. Можно только представить, какие могли возникнуть убытки у клиентов банка и у самого ЦБ РФ, поскольку незаконное Определение: наносит ущерб публичным интересам; создает правовые возможности осуществлять операции с активами в ущерб банку; позволяет удовлетворять требования одних кредиторов в ущерб другим и осуществить вывод активов; препятствует в обеспечении управления и надзора за банками, у которых отозвана лицензия на осуществление банковских операций, и т.п.

Как видим, судья Г.Н. Белюсова не приняла во внимание, что федеральное законодательство прямо запрещает принятие такого рода судебных актов в отношении решений Банка России об отзыве лицензии на осуществление банковских операций и о назначении временной администрации по управлению кредитной организацией. И только пройдя все инстанции, лишь Президиум ВС РФ постановил отменить Определения от 17 и 21 мая 2004 г. об обеспечении иска(Постановление Президиума ВС РФ от 24 ноября 2004 г. N 27пв04).

В этой ситуации также невозможно взыскать убытки на основании ст. 146 ГПК РФ из-за принятых обеспечительных мер в отношении третьего лица. Возникает также законный вопрос: а куда же смотрели нижестоящие судебные инстанции, хотя даже не очень искушенному в юриспруденции человеку видно, что принимаемые решения незаконны? Кто понес за такие решения ответственность?

Абаканский суд пошел еще дальше.

19.03.2003 М. обратилась в Абаканский городской суд Республики Хакасия с иском к П. о переводе акций ЗАО«Москворечье“ с П. на М. В обоснование иска указала, что ее права акционера ЗАО«Москворечье“ на преимущественное приобретение указанных акций были нарушены в результате отчуждения акционером ЗАО«Москворечье“ Ф. данных ценных бумаг в пользу П. М. было подано в тот же суд заявление о принятии мер по обеспечению иска путем: наложения ареста на обыкновенные именные бездокументарные акции ЗАО«Москворечье“, принадлежащие Ф., в количестве 3903 штук(номер государственной регистрации выпуска N 73-1«П“-1593), запрета счетной комиссии ЗАО«Москворечье“, а также любым иным лицам, исполняющим функции счетной комиссии на общих собраниях акционеров ЗАО«Москворечье“, совершать определенные действия, а именно: учитывать при определении кворума общего собрания акционеров ЗАО«Москворечье“ обыкновенные именные бездокументарные акции ЗАО«Москворечье“, принадлежащие ответчику Ф., в количестве 3903 штук(номер государственной регистрации выпуска 73-1«П»-1593), и учитывать при определении результатов голосования по вопросам повестки дня общих собраний акционеров ЗАО«Москворечье» обыкновенные именные бездокументарные акции ЗАО«Москворечье», принадлежащие ответчику Ф., в количестве 3903 штук.

Определением суда под председательством судьи О.А. Атласовой заявление М. о принятии мер по обеспечению иска было удовлетворено в полном объеме и был наложен арест.

В результате принятия этих мер была парализована деятельность ЗАО«Москворечье», хотя к участию в деле это ЗАО не привлекалось. Запреты фактически были направлены на воспрепятствование проведению общих собраний акционеров и принятию на них решений по вопросам деятельности общества. Спорное решение судом было принято, фактически игнорируя Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 12 от 10 октября 2001 г.«О вопросе, возникшем при применении Федерального закона „Об акционерных обществах“, где разъяснено, что „при рассмотрении дел об обжаловании решений органов управления акционерного общества судья или суд не вправе запрещать проведение общего собрания акционеров, поскольку это противоречит статье 31 Конституции Российской Федерации, гарантирующей гражданам Российской Федерации право собираться мирно, без оружия, проводить собрания и демонстрации, шествия и пикетирования, а также нарушает право акционеров, не обжалующих решения органов управления акционерного общества, на участие в общем собрании акционеров, предоставленное им Федеральным законом „Об акционерных обществах“.

Лишь Постановлением Президиума ВС РФ практически через год обеспечительные меры были отменены(Постановление Президиума ВС РФ от 11 февраля 2004 г. N 74пв03). При этом вновь наблюдаем, что ст. 146 ГПК РФ запрещает ЗАО „Москворечье“ подать иск о возмещении причиненного ущерба к М.

Не останавливаясь на достигнутом, Абаканский суд снова принимает довольно спорные обеспечительные меры. 9 апреля 2003 г. в Абаканский городской суд поступило заявление А. по иску к открытому акционерному обществу „АСТА“(место нахождения г. Москва) и Б.(место жительства г. Москва) об обязании исполнить обязательства по трудовому договору от 07.04.2003 о предоставлении возможности трудиться в соответствии с трудовым договором и об обязании выплатить заработную плату в размере 2272 руб. за период незаконного лишения возможности трудиться с 08.04.2003 по 09.04.2003(за 2 дня!).

9 апреля 2003 г. исковое заявление А. было принято к производству Абаканского городского суда судьей О.А. Атласовой, Определением которой от того же числа было удовлетворено заявление истицы об обеспечении иска.

В качестве мер по обеспечению иска судьей О.А. Атласовой были установлены такие меры, что просто диву даешься. В предмете иска речь шла всего лишь о мелком трудовом споре, а аресту подверглась фактически вся деятельность юр. лица ОАО „АСТА“, его органов управления, сейфы, документация. Более того, были приняты запреты в отношении любых других организаций и других лиц, которые вообще не имеют никакого отношения к иску. Вот так масштабы!

Суд определил:

1. Запретить совершать Б. действия, находящиеся в компетенции генерального директора ОАО „АСТА“, обязав ее передать З. всю необходимую документацию, касающуюся деятельности ОАО „АСТА“, ключи от кабинетов, производственных помещений и сейфов ОАО „АСТА“.

2. Запретить Б., а также уполномоченным ею лицам совершать определенные действия, а именно: распоряжаться имуществом ОАО „АСТА“, в том числе заключать от имени ОАО „АСТА“ сделки по отчуждению имущества ОАО«АСТА“ и иные сделки; выдавать доверенности от имени ОАО«АСТА», имеющие своим предметом передачу третьим лицам полномочий на заключение от имени ОАО«АСТА» сделок по распоряжению имуществом ОАО«АСТА», в том числе по отчуждению имущества ОАО«АСТА», и иных сделок; открывать в банках расчетные и другие счета ОАО«АСТА».

3. Запретить всем лицам, в том числе Б. и уполномоченным ею лицам, должностным лицам органов государственной власти и управления, чинить препятствия З. по исполнению обязанностей генерального директора ОАО«АСТА»; чинить препятствия З. и ею уполномоченным представителям в прохождении в служебные кабинеты, помещения ОАО«АСТА», а также через проходную, лифты и лестницы, расположенные по адресу в г. Москве; в действиях от имени ОАО«АСТА» в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, организациями, учреждениями, предприятиями, органами государственной власти, управления и самоуправления, судебной власти, любыми третьими лицами; в издании любых приказов и распоряжений, пользовании любыми печатями и штампами ОАО«АСТА»; совершении от имени ОАО«АСТА» любых сделок, заключении, изменении и расторжении договоров, выдаче и отзыве доверенностей; распоряжении любыми способами любым имуществом ОАО«АСТА», подписании от имени ОАО«АСТА» финансовых и хозяйственных документов, принятии и увольнении работников, изменении штатного расписания и штатной расстановки.

4. Удалить с территории, расположенной по адресу в г. Москве, работников частных охранных предприятий, их представителей, любых других лиц и организаций, запретив им осуществлять деятельность по контролю пропускного режима, охране товарно-материальных ценностей, за исключением работников ОАО«АСТА», работающих на основании контракта(трудового договора) с генеральным директором ОАО«АСТА» З. либо ею уполномоченными представителями, а также за исключением работников ООО«ЧОП „ВЛАТА ЛТД“ и других частных предприятий, работающих на основании договора с генеральным директором ОАО „АСТА“ З. либо ею уполномоченными представителями.

5. Удалить Б., уполномоченных ею представителей с территории, расположенной по адресу: г. Москва…

Эти судебные решения так и оставались в силе, пока дело не дошло до ВС РФ. И лишь только Президиум ВС РФ установил, что „Определение о принятии мер по обеспечению иска А. вынесено судом с грубыми нарушениями требований ст. 139, 140 ГПК РФ. При вынесении данного Определения судья не приняла во внимание существо и характер предъявленных А. требований о восстановлении ее трудовых прав, которые не свидетельствовали о наличии необходимости принятия указанных выше мер обеспечения. После их принятия судом не только незаконно была парализована хозяйственная и иная деятельность ОАО „АСТА“, нарушены права и интересы третьих лиц, но фактически установленный процессуальным законом механизм установления мер по обеспечению заявленных в суде требований был незаконно использован судьей О.А. Атласовой для защиты интересов только одного лица — генерального директора ОАО „АСТА“ З., должностной статус которой в установленном законом порядке еще не был определен и право на защиту интересов которого истице по данному делу никто не предоставлял“(?!)(Президиум ВС РФ, Определение от 11 февраля 2004 г. N 63пв03).

Интересно, какими же нормами права, мотивами, аргументами и доказательствами руководствовался суд? Как это соответствует Закону „О статусе судей в РФ“ и Кодексу судейской этики? Автору неизвестно, продолжает ли выполнять судейские полномочия г-жа О.А. Атласова в настоящее время.

Что касается применения ст. 146 ГПК РФ, то в такой ситуации ОАО „АСТА“, будучи ответчиком по делу, имеет право заявить иск о возмещении убытков, причиненных обеспечением иска. Но проблема заключается в том, что судья, допуская обеспечение иска, не потребовала от А.(истца) предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков в системной связи со ст. 15 ГК РФ. При этом ответчик вправе предъявить соответствующие требования к истцу в общем порядке в соответствии с правилами подсудности, установленными нормами гл. 3 ГПК РФ.

Вот только думаю(как показывает практика), скорее всего, данная гражданка в г. Абакане не найдется, по адресу регистрации не проживает, да и искать ее никто не будет, чтобы вручить повестку о явке в суд. А если от ее имени кто-либо действовал по доверенности, то, может, вообще такая гражданка существует лишь в виртуальном мире и вызвать ее в суд вообще не представится возможности. Затем истекут сроки давности. Постоянные командировки из г. Москвы в г. Абакан или наем адвокатов в г. Абакане приведут к еще большим убыткам и затратам — себе дороже. А что судья? У нее может быть множество аргументов своей независимости и объективности. Квалификационные коллегии не имеют права наказывать за необоснованные судебные решения, а лишь только за грубые проступки. У нас грубыми проступками, что считается, кроме пьянства на работе?

Но это только цветочки…

Таких примеров по стране можно приводить множество, и диву даешься, какие только не придумываются формулировки при вынесении определений по обеспечительным мерам. Как будто все пользуются только своими законами. Как тут не возмущаться! Например: наложить арест на автомобиль ГАЗ-2410 на сумму 34 122 рубля(мировой судья судебного участка N 115 Пермского района); наложить арест на крупный рогатый скот общим весом 8038 кг по требованиям К. и 6079 кг по требованиям М.(Краснокамский городской суд). О какой соразмерности принимаемых мер сумме иска, соответствии этих мер предмету иска, существу и характеру предъявленных требований можно говорить в такой ситуации и как вообще можно исполнить такие определения?

Одними декларациями сыт не будешь…

В Российской Федерации гарантируются свобода экономической деятельности, признание и защита равным образом частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности, право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности(статьи 8, 34, часть 1, 35, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации). На этих конституционных предписаниях основаны взаимосвязанные положения ГК РФ, ГПК РФ, говорящие о равенстве участников гражданских правоотношений, неприкосновенности собственности, свободе договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, производство и бизнес, равноправии сторон при осуществлении правосудия.

Но красивые декларации, что уже стало правилом, часто не соответствуют реальной жизни и реальным событиям. Каких-либо разъяснений и комментариев от вышестоящих судов Российской Федерации, постановлений Пленумов ВС РФ, ВАС РФ, Конституционного Суда РФ по данному вопросу нет. Наши попытки их найти не увенчались успехом.

Считаем, что по смыслу норм Конституции РФ и международного права истец, ответчик, третьи лица(как лица, участвующие в деле, на основании ст. 34 ГПК РФ) в равной мере обладают правом на судебную защиту. Эти лица на основании ст. 35 ГПК РФ имеют равные права и обязанности. Это означает, что третьему лицу как равноправной с истцом и ответчиком стороне в гражданском процессе должна быть гарантирована возможность защиты его прав при недобросовестном и незаконном применении к нему мер по обеспечению иска по ходатайству истца или ответчика на основании ст. 139 ГПК РФ(при отказе от иска, отказе от удовлетворения иска, удовлетворении иска — смотря на какой стороне выступает третье лицо), поскольку принятие мер по обеспечению иска всегда связано с материально-правовыми ограничениями и возможными убытками.

Если этого не предусмотреть, то логика и справедливость подсказывают, что в таком случае материально должен отвечать судья или суд, который незаконно удовлетворил ходатайство истца или ответчика. Поскольку основанием для применения мер по обеспечению иска является не ходатайство лиц, участвующих в деле, а соответствующий судебный акт. Для суда такое ходатайство не носит обязательного характера, решение об обеспечении иска принимается в процедуре осуществления правосудия и оформляется определением, которое приобретает общеобязательную силу и приводится в исполнение немедленно. Сейчас законодательство не предусматривает такой ответственности, т.к. судья защищен законом, даже если „ошибся“.

Вышеназванные примеры говорят о том, что не все участники гражданского процесса равноправны между собой, не все лица защищены законом. В частности, третьи лица оказались за бортом ст. 146 ГПК РФ, и если вовремя не вмешаться, то они так и будут тонуть в пучине судебных коллизий. В такой ситуации, считаю, требуется вмешательство Конституционного Суда РФ, который, надеюсь, найдет время и возможность высказаться со своей правовой позицией по данному вопросу. Мне кажется, что в целях экономии времени данная статья может быть воспринята как обращение в Конституционный Суд РФ, минуя бюрократические процедуры.

 
Карта сайта | 2008-2013 © Лайт Хаус-Риэлти
 
Рейтинг@Mail.ru >